Язык как деятельность духа и как продукт деятельности

язык как деятельность духа и как продукт деятельности
Гумбольдт различает в языке по интерпретации Х. Так, по наблюдениям академика О.

И это только обогащает язык средствами выражения. Организация дезинфекционных и стерилизационных мероприятий в организациях, осуществляющих мед деятельность III. Языки "строго-правильной" формы Гумбольдт противопоставлял языкам "несовершенным". Таковым образом, Гумбольдт правильно считал основой существования языка его неизменное развитие. Таковым образом, язык занимает промежуточное положение меж человеком и воздействующей на него природой. Потому, рассмотрев строй языков, Гумбольдт разделяет их в зависимости от формы на "совершенные" и "несовершенные".

В этот период бурно развивается мышление, конкретно в это время каждый язык приобретает собственный спектр и нрав. Хотя отдельные мысли Гумбольдта исключают одна другую, все же главным для него является положение о языке как тесноватой связи звука с мыслью. Высказывая мысль о господстве языка над человеком, Гумбольдт подчеркивает, что язык принадлежит сразу и отдельному человеку, и всему коллективу.

В эру образования форм "дух народа" больше занят самим языком, методом выражения, ежели тем, что выражается формирование языка в этот период Гумбольдт ассоциирует с образованием кристаллов в природе.

НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА - РЕФЕРАТЫ - Язык есть дух народа (концепция В. Гумбольдта)

Язык является продуктом коллективного воодушевления. В труде "О сравнительном исследовании языков Слово — символ отдельного понятия, но нельзя для себя представить, чтоб создание языка началось с обозначения словами предметов наружного мира. Антиномия личного и коллективного в языке. Вопросец о происхождении языка Гумбольдт связывает с практическими потребностями человека "организм языка возникает из присущей человеку возможности и потребности говорить; и его сформировывает весь народ". Язык в его многообразнейших применениях можно осознать лишь тогда, когда будут рассмотрены его дела, ибо в отношениях понятий, составляющих язык, и проявляется весь его гений. Это положение высказывалось и до него к примеру, в работах Л.

В зависимости от особенностей строения слова и структуры предложения Гумбольдт подразделяет все языки мира на четыре типа либо формы: Более "совершенны", по его мнению, флективные языки, так как в их "строго-правильной" форме полнее всего проявляется синтез наружной и внутренней формы. Гумбольдт, рассматривая живые языки, приходит к выводу, что все люди молвят как бы одним языком и в то же время у каждого человека собственный язык, и выдвигает тезис о необходимости исследования живой разговорной речи и речи отдельного индивида.

Для определения языка как формы Гумбольдт устанавливает понятие материи субстанции. Сила духа деятельна и целеустремленна. Слова -- знаки отдельных понятий, слово облекается в звуковую форму. По вопросцу о происхождении языка суждения В. Антиномия целого и единичного в языке. Развивая эту мысль, Гумбольдт справедливо показывает, что "отдельное лицо постоянно зависит от собственного целого: Его жизнь, с какой стороны ни возьмем ее, связана с обществом". И в наши дни эта неувязка находится в центре внимания языковедов.

Антиномия объективного и субъективного в языке. Ежели значение слова как знака мотивировано осознанием предмета, то есть понятием, то звуковая форма слова является случайной, только практикой фиксируемой в языке. Антиномия языка и речи. Он отмечает в языке два противоположных качества: Это свойство языка отражается на функционировании языка в обществе: Диалектический нрав языка, включающего в себя особенность, и всеобщность, сказался и в его происхождении: Возникнув, язык безпрерывно развивается. Под организмом Гумбольдт осознает язык как целостность, как систему: Пользуясь языком в каком бы то ни было отношении, человек постоянно касается лишь одной части данной нам великой ткани, но постоянно поступает при этом так, как как будто бы в ту же минутку он имел перед очами все, с чем часть эта состоит в неизбежной связи и во внутренней гармонии".

В работе "О сравнительном исследовании языков применительно к разным эрам их развития" он связывает вопросец о возникновении языка с вопросцем о происхождении человека: Потому язык нереально представить для себя как нечто заблаговременно данное Язык, непременно, возникает из человека". Но то, чем он ограничивает меня, давая известное направление моей деятельности, происходит в нем от общечеловеческой природы, которая принадлежит мне вровень со всеми, и поэтому чуждое мне в языке кажется мне таковым лишь в узнаваемый момент моего личного существования, а не по основному настоящему существу моей природы".

В предстоящем, в частности у младограмматиков, это положение было гиперболизировано: Гумбольдт затронул большой комплекс вопросцев, связанных с неуввязками сути языка и его функционирования, но центральной в его лингвистической теории стала неувязка внутренней формы языка. Для того чтоб слово стало словом, оно не просто обязано быть облечено в звуковую оболочку, а обязано представлять собой двоякое единство — единство звука и понятия. По собственной сути язык есть нечто неизменное и совместно в тем в каждый данный момент преходящее; язык есть деятельность.

Было бы некорректно, по его мнению, разглядывать форму языка как нечто неизменное и единообразное, то есть как метод соединения понятия со звуком, как умозаключение, не имеющее настоящего бытия, так как "в реальности она представляет собой личный метод, средством которого люд выражает в языке мысли и чувства". д.), находится в конкретной связи с продуктами собственной деятельности. Признавая искусственность такового выделения периодов, Гумбольдт считает, что в истории населения земли либо определенного народа нет шага, для которого было бы типично одно строение языка.

Антиномия языка как деятельности и как продукта деятельности. Язык является продуктом коллективного воодушевления. Тем не наименее он признает, что меж языками есть что-то, что их объединяет: В то же время основное и самое резкое различие меж языками Гумбольдт лицезреет в том, как, в какой мере тот либо другой люд отражает в собственном языке объективную действительность либо субъективную деятельность.

Гумбольдт подчеркивает, что начальные истоки языка остаются для нас непостижимой тайной. Язык вечно меняется и в то же время необычно устойчив. У всех народов, имеющих "несовершенные" языки, синтез внутренней формы языка и звука либо слаб от природы, либо угнетается искажается вмешательством какого-нибудь происшествия.

Эта антиномия нужна, так как язык, переходя от всего ограниченного, личного к всеобъятному бытию, становится великим средством преобразования субъективного в объективное. Государственный нрав языков состоит "в особом методе соединения мысли со звуками". Достояние и полнота форм языка компенсируют примитивное мышление. В высшей степени "совершенное" строение языка проявляется в полном соединении движения мысли и языка. Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога - - либо читать все Язык, общение, речевая деятельность II.

Гумбольдт пробовал сконструировать в виде антиномий, в существовании которых он лицезрел диалектику языка. К языкам "строго-правильной" формы принадлежат и семитские языки, в которых имеется чистейшая флексия. Слово не описывает своим звуковым видом характеристики предмета, оно является не эквивалентом чувственно воспринимаемого предмета, а его осознанием. Не считая того, у народов различна степень и форма синтеза меж внутренней формой языка и звуком.

Синтез внутренней формы языка и звука с большей полнотой отражается в грамматическом строении языков: Потому в базу собственной морфологической классификации Гумбольдт кладет структуру слова, ибо "слово есть полный, распустившийся цвет языка; в слове язык дает оконченное произведение", а также грамматический способ образования предложения. Процесс осознания возможен все-же поэтому, что метод соединения понятия со звуком является общим для определенного народа, устанавливается единая государственная форма, которой "умственная изюминка 1-го народа различается от схожей индивидуальности всякого другого".

С одной стороны, язык есть орган, образующий мысль. Постановка вопросца о методе связи меж словом и понятием составляет одну из основных наград Гумбольдта перед мировым языкознанием. Язык состоит из множества элементов: Основой, которая дозволяет соединить эти разрозненные части в единое целое, Гумбольдт считает форму языка. Определяя язык как средство познания и выражения "духа народа", он показывает, что "форму языка составляет нечто неизменное и единообразное в деятельности духа, что возвышает артикулированный звук до выражения мысли". Язык не есть обнаружение людского инстинкта, которое можно было бы разъяснить физиологически.

Языки не могут иметь схожего строения, поэтому что носящие их народы различны, не схожи и условия их существования. Заложенный в душе каждого человека внутренний макет языка, как внутреннее действие, перебегает во наружное поведение в итоге совместного деяния душевных сил отдельных людей, которые силы поддерживались уверенностью каждого, что его усвоют. Язык не является произвольным творением отдельного человека, а принадлежит постоянно целому народу", но "языки можно считать творением народов, ив то же время они остаются творением отдельных лиц". Деятельностная ориентация в какая стала синти ротрок картины языка в ходе исторического пути лингвистической науки сменялась часто прямо противоположной, а время от времени и сосуществовала с ней.

На первом шаге идет чрезвычайно деятельное звукотворчество. Гумбольдт различает язык и речь. Из этого следует, что в хоть какой данный момент язык есть нечто неизменное и совместно с тем преходящее. Таковым образом, под формой языка понимается язык в целом, включая грамматические методы выражения, фонетику и лексику. Национальное своеобразие языков сказывается в различном соединении вещественного материала и формирующего его духа. Административная и законодательная деятельность Анализ данных, характеризующих служебную деятельность и готовность ПЧ-1СО г.

Он возникает как эманация, перевоплощение духа, как дар населению земли от его внутренней природы.

Философская концепция как основной тезис

С одной стороны, язык и мышление появляются сразу, а с иной стороны, "потребность понятия и вслед потом выработка его постоянно должны предшествовать слову, которое есть выражение понятия уже на степени совершенной ясности". Тут не лишь сами реалии совсем не соответствуют друг другу, но и практически все вызванные им чувственные и духовные отзвуки.

С данной антиномией соединено другое положение Гумбольдта: И в то же время Гумбольдт утверждает, что всякий язык раскрывается во всей полноте собственной индивидуальности лишь в живом употреблении, в речи говорящего лица. Без языка нереально образование понятий; понятие не может отрешиться от слова; слово есть персональная физиономия понятия; слово является единством звука и понятия; меж словами и понятиями обязано быть соответствие -- этими и почти всеми иными положениями Гумбольдт подчеркивает мысль о неразрывном единстве языка и мышления.

Антиномия произвольности знака и мотивированности частей языка. Но методологической основой его теории была идеалистическая философия. Принципиально, что в то время, когда ученые увлекались познанием мертвых, классических языков, Гумбольдт направил внимание на необходимость исследования живого, народного словоупотребления. Гримму, Гумбольдт выделяет два периода в развитии языка. И в то же время язык самостоятелен. Так как языки могут быть "совершенными" и "несовершенными", а язык признается показателем умственного развития народа, то Гумбольдт закономерно приходит к выводу, что "несовершенны и язык наиблежайшим образом обосновывает Правда, он здесь же добавляет, что "каждый язык владеет гибкостью, которая дозволяет ему все принимать в себя и всему давать из себя выражение", что такое "осуждение" языков он почел бы унизительным для населения земли в.

Язык как деятельность подразумевает говорящего и слушающего, он возникает из одновременной деятельности людей. Язык выражает мировоззрение отдельного человека; но человек постоянно зависит от народа, к которому он принадлежит. Выдвинув тезис о неразрывном единстве языка и мышления, Гумбольдт, но, говорит о том, что "дух человека повсевременно силится освободиться от уз языка: Наиболее того, он считает, что язык, хотя и связан с духовным бытием человека, совместно с тем имеет и самостоятельную жизнь, при этом он как бы господствует над человеком.

Соц нрав языка обусловил и его функции - назывную и коммуникативную: Материалистические взоры Гумбольдта на происхождение языка составляют сильную сторону его мировоззрения. На втором шаге в развитии грамматической формы языка наступает застой. Но, раскрывая одно неопределенное понятие через другое неопределенное понятие, Гумбольдт как бы предвидит упреки в абстракции понятия формы языка. В работе "О сравнительном исследовании языков От признания этих диалектических противоречий он перебегает к раскрытию внутренней сути языка, демонстрируя, что язык как целое состоит из противоречащих друг другу понятий и что конкретно эта противоречивость и описывает нрав языка. Деятельность чувства проявляется в том, что субъект человексталкиваясь с любым предметом, средством мышления образует представление о этом предмете.

Такими он объявлял языки агглютинирующие тюркские, финскиеинкорпорирующие палеоазиатские, языки американских краснокожих изолирующие китайский. Естественно, осознание достигается не единым для данного народа методом соединения понятия со звуком. Полагая, что язык появился естественным и стихийным методом благодаря врожденным звукоподражательным возможностям человека, Ч. Антиномия стойкости и движения в языке.

язык как деятельность духа и как продукт деятельности

Слово не описывает своим звуковым видом характеристики предмета, оно является не эквивалентом чувственно воспринимаемого предмета, а его осознанием. Стихийность и загадочность возникновения языка из людского духа не достаточно чем различается от чудотворного появления речи. Гумбольдт придавал очень огромное значение исследованию формы языка, так как она дозволяет установить, каким методом выражается мировоззрение народа, и отличить один язык от другого. Все специфично языковые элементы входят во внутреннюю форму не как изолированные факты, а образуя определенное целое "форма языка по собственной природе, в противоположность материи, есть восприятие отдельных частей языка в духовном единстве".

Гумбольдт сделал также знаковую теорию языка. Антиномия осознания и недопонимания. Человек, как и всякий иной субъект деятельности (язык, дух и т. Понятие формы языка выходит далековато за пределы правил словосочетания и даже словообразования Гумбольдт считает вероятным применить понятие формы к корням и основам. А поэтому его определение может быть лишь генетическим.

Метафизическая мысль абсолютного "духа народа" принудила ученого придти к последующим выводам: Гумбольдт был непоследователен и в решении вопросца о соотношении общественного личного в языке. Из таковых слов-символов и образуются инфлекционные языки со сложной грамматикой. Таковым образом, понятие отражает общее, которое, идиентично запечатлеваясь в сознании определенного коллектива, делает вероятным взаимопонимание, процесс общения.

язык как деятельность духа и как продукт деятельности

Рассматривая язык как нечто конкретно заложенное в человеке, создание которого не объяснимо разумом, В. В этом определении внутренняя форма языка выступает как средство выражения народного, либо государственного, духа.

язык как деятельность духа и как продукт деятельности

Самым "несовершенным" назван китайский язык, ибо в нем не выражены формальные дела. К примеру, под словом лошадка мы разумеем одно и то же животное, но каждый из нас соединяет с сиим словом свое особенное представление. Противоречивые характеристики языка В. Различие меж грамматикой и лексикой имеет только практическое значение для исследования языков, но не устанавливает ни границ, ни правил для познания языка.

Антиномия языка и мышления. Каждое понятие, отражая группу предметов объективного мира в их общих и существенных свойствах, уже включает момент отвлечения от личных параметров этих предметов. Дух цивилизации – дух ее языка, язык – деятельность духа, через нее и происходит саморазвитие внутреннего мира и отдельной личности и цивилизации в гармоническое целое.

Поближе всего к этому типу индоевропейские санскритские, по терминологии Гумбольдта языки: Благодаря наличию флексий и точной грамматической формы, в "правильных" языках просто вычленяется предложение. Этот акт творящей силы выполняется всей массой народа, в которой тонет отдельная личность. Трудность сотворения таковой классификации Гумбольдт усматривает в том, что не все языки еще исследованы, то есть состояние современного ему языкознания не давало способности установить систему связей меж разноструктурными языками. Язык не является также актом произвола либо конкретного самосознания. Но, следуя философской концепции Канта о непознаваемости вещей, Гумбольдт считает, что нам не дано узнать форму языка во всей ее совокупы, а поэтому и описание языка не может быть полностью полным.

Гумбольдт утверждает, что язык является формой, и ничем больше. А Право как порядок людского поведения А Процесс, деятельность как основной метод существования психологического Автоматия повторяющаяся деятельность дыхательного центра ствола головнгого мозга.

Отсюда разумеется, что под формой языка очевидно не лишь так именуемая грамматическая форма. Борьба за существование заставляла человека находить союза с иными людьми, требовала общения с помощью языка. Гумбольдт не один раз подчеркивал, что слово не является эквивалентом чувственно воспринимаемого предмета: Люди соображают друг друга не поэтому, что принуждают друг друга воспроизводить одно и то же понятие, а поэтому, что "своими словами трогают один в другом одни и те же кольца цепи умственных представлений и произведений мысли, попадают в один и тот же лад умственного инструмента, вследствие чего же и происходит в каждом соответственное, но никак не полностью однообразное понятие".

Каждый индивид вносит свои конфигурации в язык, но в то же время он принимает язык таковым, каким он нам дан предшествующими поколениями. Вслед за романтиками, подобно Я. И в конце концов, под формой языка Гумбольдт соображает совокупа всех языковых частей как в личном их употреблении, так и в общественно закрепленном использовании языка. Потому он закономерно приходит к признанию социальной природы языка, подчеркивая, что "язык постоянно развивается лишь в обществе, и человек соображает себя постольку, так как опытом установлено, что его слова соображают и другие". Язык, по мнению Гумбольдта, нереально придумать, потому его нельзя признать сознательным творением людского разума.

Гумбольдт сиим самым снимал вопросцы о факторах и внутренних механизмах перехода от доязыкового к языковому состоянию людей, т.

язык как деятельность духа и как продукт деятельности

Условия появления языка допускают такое обилие его структуры, что фактически нереально отдать полную классификацию языков. Звуки и понятия по природе собственной различны: По мнению Гумбольдта, нет связей меж звуковым выражением и понятием: Что же касается мотивированности частей языка, то здесь есть определенная система, проявляющаяся в том, что "общие дела отдельных предметов, подлежащих обозначению, и грамматические формы слова основываются большей частью на общих формах воззрения и логической упорядоченности понятий", то есть обусловливаются внутренними закономерностями языка, всей его структурой.

Окончательную определенность слова получают лишь в речи отдельного лица. Якобано не получило теоретической разработки. С иной стороны, "дух" человека повсевременно стремится освободиться от уз языка, ибо слова стесняют внутреннее чувство. Таковым образом, слово как элемент языка мотивировано тем соответствующим признаком предмета, который лег в базу его наименования и был закреплен языковой практикой; таковых соответствующих признаков может быть много.

Чувство коллективизма, рвение к общению даны человеку вкупе с чувством собственной особенности. Это представление, противопоставленное субъективному моменту акту восприятия его человекомпревращается в объект: Это может быть лишь с помощью языка; без описанного процесса объективизации и возвращения к субъекту Справедливо указывая, что человек узнает окружающую его реальность персональными методами познания и чувствования, то есть субъективным образом, Гумбольдт придает субъективной стороне главенствующее значение, полагая, что так как "восприятие и деятельность человека основным образом зависят от его представлений, то его отношение к предметам полностью обосновано языком".

И, невзирая на это, в нем реализуется глубина ее особенности, так же как своеобразие культуры народа в целом. Тут видно рвение Гумбольдта представить внутреннюю форму языка как специфичный для данного языка метод объединения звукового материала и психологического содержания, "духа народа".

Комментарии к разделу "Язык как деятельность духа и как продукт деятельности"

  1. Hadendoa:

    Этот вариант мне не подходит. Согласно стоикам, человек особым образом сопричастен всеобщему разуму и мировой душе логосу , которая предопределила его предназначение быть таким разумным животным, которое по природе предназначено к общению с себе подобными.

  2. Eluvium:

    Я считаю, что Вас ввели в заблуждение. Кюхельбекер в своей парижской лекции заметил: